@ ИГОРЬ ПИВОВАР / IGOR PIVOVAR

Главная » ИСТОРИЯ » Забываемый СССР » Права человека

Права человека

d617bc4e7cc0

Источник: visualhistory.ru

СССР часто и справедливо подвергался критике за массовые нарушения прав человека, в том числе прав, закреплённых в советских конституциях и подписанных Советским Союзом международных документах.

Говорить о каком-либо соблюдении прав человека в период с момента захвата власти большевиками и вплоть до 1953 г. – года смерти Сталина – вообще не приходится (подробнее смотри: Репрессии и преследования в СССР).

В период 1953 – 1991 гг. ситуация улучшилась, но даже и близко не соответствовала положениям как международного права в области прав человека (которое начало активно формироваться после Второй мировой войны), так и самой Конституции СССР.

Советская система была тоталитарной по своему характеру, со значительным присутствием репрессивных и цензурных органов.

Гражданские (личные) права

1736В СССР не существовало равенства граждан. На первом этапе «социалистического строительства», целые социальные группы были провозглашены классовыми врагами, объявлены вне закона и уничтожались (в лучшем случае — высылались): дворяне, помещики, офицеры, священники, кулаки, казаки, учёные, промышленники и др. Даже после уничтожения «классовых врагов», вплоть до 1991 г. в различных анкетах, которые необходимо было заполнять при поступлении на работу, учёбу, запись в библиотеку (!) и т.д., существовала зловещая графа «о социальном происхождении» («Занятие родителей до Октябрьской революции и после»).

В анкетах существовали и другие, не менее зловещие графы, требующие обязательных ответов: «Был ли за границей, когда, где и чем занимался», «Кто (фамилия, имя и отчество) находился или находится из родных или родственников самого и жены (мужа) за границей», «Когда выехал, где проживал или проживает, чем занимался или занимается», «Имеется ли связь самого и жены (мужа) или других родственников и какая», «Если связь прекратилась, то когда»; «Был ли в плену в период Отечественной войны, «Когда, где и при каких обстоятельствах попал в плен. Сколько времени и где там находился», «Находился ли в окружении в период Отечественной войны, когда, где и сколько времени», «Проживал ли на территории, занимавшейся немецко-фашистскими захватчиками в период Отечественной войны, и, если проживал, где и сколько времени», «Кто из родных (жена, дети, родители, братья, сестры — самого и жены) находились на оккупированной немцами территории в период Отечественной войны. Где и сколько времени находились и чем занимались».

До середины 50-х годов прошлого века «неправильное происхождение», то есть отличное от пролетарского или крестьянского, а также положительный ответ на один из перечисленных выше вопросов, приводили к расстрелу, заключению в лагеря, ссылке, преследованиям. Позже это было чревато невозможностью занимать определённые должности, практиковать многие виды деятельности, а также нахождением под наблюдением КГБ. При этом неважно было виновен или нет гражданин в том, что в его биографии или биографии его родственников были такие «чёрные страницы» — он не соответствовал требованиям. Этого было достаточно для репрессий.

2324534219

Источник: kulturologia.ru

Неравенство также сводилось к существенным различиям между партийными, государственными работниками и прочей советской номенклатурой с одной стороны и обычными советскими гражданами с другой. Неравенство было системой, причём на всех уровнях — от доступа к товарам и услугам, до медицины, образования и трудоустройства. Для номенклатуры и приближённых существовали спецраспределители («200-я секция ГУМа», магазин спецобслуживания на Кутузовском пр.), «столы заказов», спецполиклиники, ведомственные санатории повышенного класса обслуживания с высококвалифицированными специалистами, подчинявшиеся 4-му главному управлению Министерства здравоохранения СССР, возможности поступления в престижные ВУЗы и выезда за границу. Обычным «строителям коммунизма» приходилось годами и десятилетиями стоять в очередях на улучшение жилищных условий, покупку машины, получение гаража или земельного участка. Представители же номенклатуры и приближённые приобретали всё это намного проще.

В СССР обращались две валюты: обычные рубли, которыми выдавали зарплату простым рабочим и служащим, и чеки Внешторгбанка и Внешпосылторга. Эти чеки давали доступ в сеть валютных магазинов — «берёзки», где можно было купить широкий ассортимент импортных и лучшие образцы отечественных товаров, которые обычный советский человек никогда не видел, и не имел возможности купить.

Для представителей номенклатуры выпускались специальные автомобили — «ЗИЛ» (для самых высокопоставленных) и «Чайка» (для рангом пониже), которые обычным гражданам нельзя было купить, даже списанные. Эти авто включались в перечень льгот определенной государственной или партийной должности.

Равенство в СССР носило скорее извращённый характер – в виде так называемой «уравниловки», которая заключалась в уравнивании советских граждан, не относящихся к номенклатуре, в доходах и доступе к социально-экономическим благам. При этом количество и качество вложенного труда не имели значения: человек, работающий больше и качественнее, не мог получить большего достатка, чем тот, кто «делал вид, что работает».

В 60-е годы, сложилась ситуация, при которой низкоквалифицированный труд оценивался наравне или выше труда высококвалифицированного. Так, врач скорой помощи мог получать меньше водителя той же скорой помощи. Притчей во языцех, и даже посмешищем стал «инженер за 120 [рублей]». При этом, став однажды «инженером за 120» или «научным сотрудником за 80», человек точно знал, что это на всю жизнь, и что никакие усилия никогда не изменят его уровень жизни.

В Советском Союзе указание национальности (этнической принадлежности) в паспорте и других удостоверяющих личность документах носило обязательный характер. Существует множество свидетельств того, что наличие в документах информации о национальности позволяло чиновникам дискриминировать те или иные этнические сообщества (евреи, немцы, крымские татары и др.) при поступлении в ВУЗы, приёме на работу, в аспирантуру, карьерном продвижении, в том, что касается наград, поездок за границу и т.д. Существовало даже ироничное выражение «инвалид пятой группы», обозначающее человека, имеющего «неподходящую» национальность в пятой графе своего паспорта.

Право на свободу личной жизни в СССР подвергалось значительным ограничениям. В жизнь любого человека и семьи, причём самые интимные её стороны, легко могли вмешиваться различного рода общественники, профкомы, месткомы, домкомы, партийные органы.

nzr6

Источник: bozhday.livejournal.com

До 1991 г. существовали так называемые товарищеские суды — выборный общественный орган, для «предупреждения правонарушений и проступков, а также воспитания методом убеждения и общественного воздействия», на уровне посёлка, села, домоуправления, улицы, предприятия, коллективного хозяйства.

Популярными были так называемые «общественные наказания»: различного рода доски позора во дворах, в школах, на предприятиях, изобличающие и клеймящие позором «провинившихся».

В Советском Союзе работа правоохранительных органов, в частности – милиции, оценивалась по так называемым показателям оценки эффективности работы милицейского подразделения, которых насчитывалось около 80-ти. При этом упор делался не на качественные показатели, а на количественные: число зарегистрированных обращений граждан, количество проведенных следственных действий, число переданных дел в суд и т.д. На основании этих данных устанавливались обязательные для выполнения планы по категориям правонарушений (кражи, хищения, хулиганство, появление в нетрезвом виде и др.). Если количество правонарушений не соответствовало «планам», либо уменьшалось, сотрудники милиции подвергались различного рода взысканиям. Для выполнения «плана» и улучшения «показателей» милиция вынуждена была привлекать к ответственности невиновных граждан, фабриковать дела, подделывать отчетность. К концу отчетного периода устраивалась настоящая охота на граждан, которых произвольно объявляли в правонарушениях, которые они не совершали.

Советский гражданин обязан был активно участвовать в общественной жизни социалистического государства – субботники, митинги и демонстрации (особенно 1 мая и 7 ноября).

Субботники рассматривались как одно из средств «коммунистического воспитания масс», за уклонение от участия могли применяться меры общественного порицания и административного воздействия.

220px-RIAN_archive_697507_May_1st_demonstration_in_Moscow

Источник: wikipedia.org

1 мая (День международной солидарности трудящихся) и 7 ноября (День Великой Октябрьской социалистической революции) жители СССР обязаны были «выражать свою солидарность с революционной борьбой трудящихся капиталистических стран, с национально-освободительным движением, выражать решимость отдать все силы борьбе за мир, за построение коммунистического общества». Неучастие в данных мероприятиях могло привести к большим неприятностям и подозрению в неблагонадёжности.

Дети и молодёжь должны были участвовать в жизни октябрятских и пионерских организаций: сбор макулатуры и металлолома, посадка зелёных насаждений, выращивание мелких домашних животных, сельскохозяйственные работы («помощь колхозникам»). В республиках Средней Азии пионеры по нескольку месяцев были заняты на хлопковых полях, что причиняло большой вред их здоровью.

Право иметь любые убеждения (свобода совести и вероисповедания) не соблюдалось. Альтернативные точки зрения относительно советского строя приравнивались к антисоветской агитации и пропаганде и преследовались в уголовном порядке, либо расценивались как психическая болезнь с последующим помещением в психиатрическую больницу (подробнее смотри: Репрессии и преследования в СССР).

Своё мнение, если оно отличалось от официального, в стране советов иметь было крайне опасно. Граждане, открыто выражавшие политические взгляды, отличавшиеся от господствовавшей коммунистической идеологии и практики, назывались диссидентами. Борьбой с диссидентами занимались органы государственной безопасности, в частности, пятое управление КГБ — структурное подразделение КГБ СССР, ответственное за контрразведывательную работу по борьбе с идеологическими диверсиями противника.

Последователи религиозных культов подвергались ограничениям и преследованиям. С конца 1943 г. вся легальная религиозная деятельность находилась под контролем правительственных органов, в декабре 1965 года объединённых в Совет по делам религий при Совете Министров СССР. Открытая принадлежность к какому-либо культу, а также отправление религиозных обрядов (венчание, крестины, отпевание, участие в религиозных праздниках и др.), простое посещение церкви ради любопытства, могли привести к негативным последствиям: увольнению с работы, исключению из партии, осуждению в рамах различного рода товарищеских судов, пионерских, комсомольских и партийных организаций. Возле церквей и храмов дежурили комсомольские патрули, проверяющие документы у прихожан. Своеобразные «патрули» существовали и в школах, особенно во время празднования христианской Пасхи: учащиеся обязаны были показывать руки, в случае если на них обнаруживались следы краски от крашенных пасхальных яиц, «провинившийся» мог быть повергнут различного рода «общественным взысканиям». Верующие, занимавшиеся распространением своих религиозных взглядов (католики, православные, баптисты, пятидесятники, буддисты и др.), подвергались уголовным преследованиям.

Не соблюдалась тайна переписки – вся переписка советских граждан подвергалась просмотру.

В СССР существовал налог на холостяков, одиноких и малосемейных граждан – так называемый «налог на бездетность». Бездетные мужчины от 20 до 50 лет и бездетные замужние женщины от 20 до 45 лет должны были отчислять 6% зарплаты государству. Меньшая ставка предусматривалась для тех, кто получал менее 91 рубля в месяц. С заработка менее 70 рублей налог не взимался.

До смерти Сталина в СССР действовал запрет на браки с иностранцами. Позже запрет на интернациональные браки был отменён, но только формально. Фактически же брачующиеся подвергались различного рода репрессиям. За роман с иностранцами осуждали на собраниях общественности и товарищеских судах, увольняли с работы, препятствовали новому трудоустройству, могли даже выслать в отдалённые районы страны. Для заключения брака требовалось соблюдение огромного количества процедур и формальностей, оформить супружеские отношения с иностранцами можно было только в крупных городах и в строго определённых ЗАГСах.

Однополые отношения в СССР преследовались в уголовном порядке.

Прописка

Источник: gelos.ru

В СССР не соблюдалось право граждан на свободу передвижения и выбор места жительства. Существовал институт прописки — государственная система контроля миграции населения, основанная на жёсткой привязке граждан к их постоянному месту жительства. Установленный порядок прописки требовал разрешения административных органов на проживание, устройство на работу и учёбу. Власти имели право немотивированно отказать в прописке на новом месте, после чего гражданину предписывалось в 7-дневный срок выбыть из соответствующего населённого пункта. Находиться без прописки на любой территории СССР запрещалось.

До 1960 г. крестьяне не имели паспортов и были привязаны к своим колхозам. По сути это было крепостным правом.

Выезд за рубеж на время или на постоянное место жительства без выездной визы — специального разрешения на выезд за границы СССР — не допускался. Желание человека законным путём эмигрировать из СССР рассматривалось властями как предательство по отношению к согражданам. Бегство за границу без разрешения властей или отказ от возвращения из-за границы расценивались как государственная измена и предусматривали 10-15 лет тюрьмы или смертную казнь.

Советские граждане не имели права общаться с иностранными гражданами, особенно из «капиталистических стран», без санкции соответствующих органов. Даже случайное знакомство с иностранцем автоматически влекло разбирательства с КГБ, а также партийными и общественными органами.

Диссидентам, членам семей репрессированных, наряду с тунеядцами и преступниками, запрещалось селиться в пределах 100-километровой зоны вокруг Москвы, Ленинграда, столиц союзных республик, крупных и «закрытых» городов (так называемый «Сто первый километр»). Предусматривалась также высылка за пределы СССР.

Советская правовая система предусматривала возможность лишения гражданства. В разное время за инакомыслие были лишены гражданства многие известные писатели, учёные, актёры, художники, другие представители интеллигенции.

Политические права

Источник: plakat.ru

Право выбирать и быть избранным не соблюдалось. В СССР была однопартийная система,  до 1990 г. правящей и единственной партией являлась Коммунистическая партия Советского Союза (КПСС). Создание каких-либо иных партий не разрешалось. Для занятия сколь-нибудь важных должностей, членство в Коммунистической партии было обязательным.

До 1989 г. выборы в стране были безальтернативными, избирателям предлагался на выбор один кандидат из одного, выдвинутый с одобрения партийных органов (за которого и отдавалось 99% процентов голосов). Независимая политическая деятельность не допускалась.

Свободы ассоциаций (право создавать партии, профсоюзы, общественные организации) не существовало.

Рабочие не имели право создавать свободные и независимые профсоюзы. Все существующие профсоюзы являлись лишь имитацией, были организованы и полностью контролировались государством. Членство в «профсоюзах» было обязательным, все члены профсоюзов имели членский билет и регулярно платили членские взносы. Проведение стачек и забастовок не допускалось.

Создание независимых общественных организаций не разрешалось.

Дети в СССР (7—9 лет) «становились» октябрятами, а затем (с 9 до 14 лет), якобы добровольно, вступали во Всесоюзную пионерскую организацию имени В. И. Ленина. Целью пионерской организации было «воспитывать юных борцов за дело Коммунистической партии Советского Союза». Мнение ребёнка не спрашивалось и членство в данных организациях, по сути, было обязательным.

Свободы собраний также не существовало. Все митинги и шествия могли быть организованы только государственными либо партийными органами. Любые протестные митинги и собрания, даже очень немногочисленные, жёстко пресекались.

В СССР не существовало свободы слова и печати. Цензура контролировала все каналы распространения информации: радио, телевидение, книги, периодические издания, кино, театр и др. Были запрещены многие научные, художественные, музыкальные произведения.

litovka (1)

Источник: зermistika.info

Вплоть до 1991 г. действовало Главное управление по делам литературы и издательств (Главлит) — орган государственного контроля, осуществлявший цензуру печатных произведений и защиту государственных секретов в средствах массовой информации. Редакторы большинства советских изданий имели перечни сведений, не подлежащих опубликованию в открытой печати, передачах по радио и телевидению. Цензуру Главлита проходили все печатные издания, от художественной литературы до плакатов, должностных инструкций и даже этикеток спичечных коробков.

В советское время цензурные списки Главлита включали десятки тысяч названий. Последний такой список вышел в декабре 1988 г.  Среди запрещённых в СССР авторов были М.Булгаков, А.Солженицын, В.Набоков, И.Бунин, Б.Пастернак, А.Зиновьев, И.Бродский, В.Высоцкий и многие другие, в том числе зарубежные, авторы. В связи с этим, в СССР широкое распространение получило такое явление, как «самиздат» — способы неофициального производства и распространения литературных произведений, религиозных и публицистических текстов. Копии текстов изготавливались без ведома и разрешения официальных органов власти, как правило машинописным, фотографическим или рукописным способами. Существовало и такое понятие, как «тамиздат» — запрещённые книги и журналы, изданные «там», то есть за рубежом

Государство глушило зарубежные радиостанции — «вражеские голоса» («глушилки»). На официальном языке это называлось «радиозащитой».

0_9cc54_828d835d_XL

Источник: baxmyp-ka.livejournal.com

Право искать, получать и распространять информацию в СССР было крайне ограничено. Советская власть контролировала все информационные потоки в государстве. Гражданам выдавалась дозированная, очень часто — ложная информация о социально-политических событиях в стране и за рубежом. Апофеозом лжи и контроля можно считать сокрытие информации о масштабах аварии на Чернобыльской атомной электростанции — крупнейшей за всю историю атомной энергетики катастрофы. Станция находилась в 110 км. от Киева — одного из крупнейших городов СССР. Авария произошла 26 апреля, а 1 мая в Киеве и других городах, несмотря на то, что радиационный фон в 80 раз (!) превышал норму, были проведены массовые мероприятия, посвящённые Дню международной солидарности трудящихся.

Очень широко были распространены различного рода фальсификации, особенно в том, что касается т.н. Октябрьской революции, истории Коммунистической партии и её вождей, Великой Отечественной войны.

В библиотеках Советского Союза существовали специальные отделы — спецхран (отдел специального хранения), в которых находились издания, ознакомление с которыми широкой публики считалось нежелательным по идеологическим соображениям, а также отнесенные по различным соображениям к категории «Для служебного пользования» или «Секретно». Для просмотра книги из спецхрана требовалось разрешение соответствующих органов.

Любая иностранная литература делилась на две большие категории: для общего пользования, к открытому распространению в магазины, библиотеки и т. д., и к закрытому для общего пользования. При этом закрытая категория подразделялась еще на четыре по уровню доступа.

Практически все архивы в СССР были закрыты.

Экономические права

Право собственности значительно ограничивалось. В СССР существовало разделение понятий личная и частная собственность.

Не допускалось нахождение в частной собственности средств производства: станки, грузовые автомобили и автобусы, производственные здания и площади. Практически единственным разрешённым средством производства являлась швейная машинка, при этом для получения разрешения на индивидуальную деятельность («кустарь») надо было пройти сложную систему бюрократических согласований.

В личной собственности граждан могли находиться только предметы обихода, личного потребления, подсобное домашнее хозяйство, жилой дом и трудовые сбережения. Существовали ограничения относительно количества объектов собственности: одна машина на семью, одна квартира, один дом и т.д. Если у гражданина оказывалось более одного жилого дома, он должен был распорядиться им в течение года, оставив только один. Более того, законодательством определяется предельный размер жилого дома (60-80 м² жилой площади). Если находящееся в собственности гражданина имущество использовалось не для удовлетворения личных нужд, а для «извлечения нетрудовых доходов», оно подлежало безвозмездному изъятию.

Жилые помещения в государственном и общественном жилищных фондах не находились в собственности граждан и предоставлялись в бессрочное пользование с уплатой квартплаты. За длительное непроживание в помещении, увольнение с работы, другие нарушения, ордер на право проживания мог быть аннулирован, и граждане подвергались принудительному выселению.

Источник: belaruspartisan.org

Источник: agitclub.ru

В СССР не существовало свободы труда. Труд был не столько правом, сколько обязанностью. «Длительное проживание совершеннолетнего трудоспособного лица на нетрудовые доходы с уклонением от общественно полезного труда» называлось тунеядством и являлось преступлением. При этом под «общественно полезным трудом» понимался лишь труд в санкционированной государством форме – завод, колхоз, государственные учреждения. Самодеятельный труд разрешался только в свободное от «общественно полезного труда» время, иначе он приравнивался к тунеядству. В 1964 году, например, будущий Нобелевский лауреат, поэт Иосиф Бродский был приговорён к пяти годам принудительного труда в отдалённой местности за то, что не имел постоянного места работы.

В Советском Союзе граждане, занятые в различных сферах экономики, а также студенты, школьники, работники, военнослужащие часто привлекались к сельскохозяйственным работам. Делалось это в «добровольно-принудительном» порядке.

Культурные права

Право на образование в СССР соблюдалось, однако оно носило идеологический характер. Советская школа была призвана не только решать общеобразовательные задачи, но и «формировать коммунистические взгляды и убеждения учащихся, воспитывать их в духе высокой нравственности, советского патриотизма и пролетарского интернационализма». Детям преподносилась лживая информация о социально-политической жизни в СССР и других странах, было придумано множество исторических мифов: добрый дедушка Ленин, хороший Павлик Морозов, 28 панфиловцев, злые буржуины и т.д. Детей заставляли благодарить «родную партию» и «мудрых советских вождей» за своё счастливое детство.

Создание частных учебных заведений не допускалось. Учёба за границей (за редким исключением принадлежащих к номенклатуре) была невозможной.

0_7b11e_78d982f2_XL

Источник: avmalgin.livejournal.com

Свобода художественного творчества была ограничена, будучи под тотальным контролем цензуры. Основным стилем искусства являлся социалистический реализм, неразрывно связанный с советской идеологией и пропагандой. Многие деятели других направлений искусства подвергались репрессиям.

Существовали списки отечественных и зарубежных музыкальных ансамблей и исполнителей, «в творчестве которых содержатся идейно и нравственно вредные произведения». В СССР нельзя было открыто слушать многие музыкальные произведения, а также целые направления музыки. Существовал даже своеобразный лозунг: «Сегодня слушаешь ты джаз, а завтра Родину продашь!». С распространением молодёжных дискотек, комсомольские органы начали осуществление контроля за исполнявшейся там зарубежной музыкой.

Широкое распространение в СССР получило «неофициальное искусство» (другое искусство, альтернативное искусство, нонконформистское искусство, подпольное искусство, андерграунд), объединявшее представителей различных течений, которые по соображениям политической и идеологической цензуры были вытеснены советскими властями из публичной жизни.

В СССР велась борьба с отдельными стилями в одежде и внешнем виде граждан. Особая «борьба» велась с джинсами: на разных этапах их запрещали, называли «капиталистической заразой», за ношение джинсов могли выгнать из института, уволить с работы, исключить из Комсомола и Коммунистической партии. За торговлю «жипсами» или «джепсами» привлекали к уголовной ответственности. Различного рода «стиляги», выбивавшиеся своим внешним видом из серой массы, также подвергались преследованиям в рамках борьбы с «низкопоклонством перед Западом».

Научное творчество контролировалось государством. Считалось, что в науке есть две точки зрения: «правильная марксистская» и «неправильная, враждебная ей». Некоторые научные дисциплины, такие, как генетика, кибернетика, сравнительно-историческое языкознание преследовались и осуждались как «буржуазные лженауки».

Любая научная книга, статья, лекция должна была содержать цитаты Ленина, действующего руководителя партии и многочисленных «эпохальных» решений партийных органов.

Социальные права

Только к началу 1960-х годов СССР догнал дореволюционную царскую Россию по абсолютному уровню жизни людей. По относительному уровню, в сравнении с другими странами, Советский Союз так и не смог догнать Российскую империю.

ООН ежегодно публикует индекс развития человеческого потенциала, который описывает уровень материального и социального развития государств, а также их место относительно других стран. Согласно данным ООН, в 1988-м году СССР не попадал не только в первую десятку, но и в двадцатку развитых стран, находясь на 26-м месте и уступая США, Канаде, Чили, Японии, Израилю, Гонконгу, Австралии, Новой Зеландии, практически всем странам Западной Европы, а также ГДР и Чехословакии. Как видим, догнать и перегнать не только Америку, но и другие страны «загнивающего капитализма» Советскому Союзу так и не удалось.

СССР был одним из лидеров по общей калорийности питания. Однако качество питания уступало мировым стандартам из-за высокой доли растительной пищи в рационе и более низкого, по сравнению с развитыми странам Запада, уровня потребления мяса, молока и фруктов. Итоги социологического опроса 1990 г. показали: 97,7% опрошенных считали, что потребляют достаточно хлебных изделий, но лишь 28,3% были удовлетворены собственных потреблением фруктов, 21,8% — рыбы и рыбопродуктов, 18,9% — мяса.

В СССР была выстроена развитая и эффективная система здравоохранения. В то же время состояние в области гинекологии, акушерства, психиатрии и некоторых других областях было удручающим. Психиатрия вообще использовалась в качестве карательного инструмента против неугодных. Частым явлением советских больниц являлись малая вместимость, антисанитария, отсутствие душевых, хамское отношение медперсонала, многочисленные нелепые запреты на использование личных вещей и посещение родственниками, запрет на нахождение детей совместно с родителями, что делало больницы больше похожими на места лишения свободы, нежели на учреждения здравоохранения.

Ситуация в роддомах была просто катастрофической, женщины часто рожали в нечеловеческих условиях, при полной антисанитарии, младенцев после родов забирали на длительное время и приносили матерям только для кормления.

Ужасным было и положение женщин, пожелавших сделать аборт. Аборт делался без наркоза, «на живую», медперсонал по инструкции (!) должен был относиться к пациенткам недоброжелательно. В больничном листке обязательно писали «аборт» и с таким листком женщина на работе могла получить массу неприятностей: осуждение на всякого рода месткомах, лишение премий и так далее. И это при том, что средств контрацепции практически не было.

Создание частных клиник и больниц не допускалось.

kommunalnyie-kvartiryi

Источник: welcomespb.com

Несмотря на все старания, в СССР не был решён жилищный вопрос. До 1990 г. существенная часть граждан продолжала жить в коммунальных квартирах, которые сохранились вплоть до наших дней. До 1991 г. в Жилищном кодексе СССР сохранялось понятие «барак», незнакомое развитым капиталистическим странам. По планам советского руководства, в 1980 году каждая советская семья должна была «встретить коммунизм в отдельной квартире». В 1986 этот срок был отодвинут ещё на 20 лет.

В 60-80-е годы в Советском Союзе отсутствовало такое понятие, как ипотека – возможность взять кредит для самостоятельного приобретения жилья под залог этого недвижимого имущества. Советский энциклопедический словарь гласил, что «в социалистических странах ипотеки нет». Также нельзя было свободно купить или продать недвижимость, либо официально арендовать отдельную квартиру или дом. Молодым семьям, даже имеющим хороший заработок, приходилось жить вместе с родителями, а также ютиться в общежитиях и коммунальных квартирах, многие годы ждать милости от государства, простаивая в бесконечной очереди на получение жилья.

Многие семьи, имевшие отдельную квартиру, проживали в типовых домах и так называемых «хрущёвках» — часто маловместительных и неудобных. В рамках программы по борьбе с архитектурными излишествами здания строились однотипные, низкого качества постройки, с невысокими потолками и малой площади. Нетиповые многоквартирные дома практически не возводились, и приобрести квартиру, соответствующую вкусу и потребностям потребителей, было невозможно.

1779380_original

Источник: rusrep.ru

На протяжении всех лет существования СССР, советской экономике было присуще такое явление, как товарный дефицит — постоянный недостаток практически всех категорий товаров и услуг, которые нельзя было приобрести даже при наличии денег (подробнее смотри: Дефицит). Гражданам СССР, не принадлежащим к номенклатурной элите, приходилось годами, а то и десятилетиями стоять в очередях на улучшение жилищных условий, покупку машины, получение гаража или земельного участка. Квартира, машина, гараж часто получались или приобретались в первый и последний раз в жизни.

Отношение к потребителям во всех сферах было отвратительным, хамство работников торговли и обслуживания было нормой. Все товары народного потребления, инфраструктура были типовыми и одинаковыми — один и тот же фасон одежды, мебели, внешний вид жилых домов и целых кварталов. Серость и убогость окружали советского человека повсюду. По свидетельствам современников, советские люди, оказавшись за границей в супермаркетах, иногда падали в обморок.

Заработные платы большинства граждан были низкими. Так в середине 1980-х годов средняя зарплата составляла 170 руб., в 70-е — 130. Зарплата работников социальных и научных учреждений часто не превышала 70-80 рублей, в сельской местности зарплаты были ещё ниже: почтальон в сельской местности, например, получал 13 (!) рублей. Много это или мало, можно понять, применив в качестве своеобразного коэффициента стоимость самой дешёвой докторской «колбасы за 2.20». При этом советский человек официально имел право работать только на одном месте — совместительство было запрещено. Интересно, что советская цензура специально искала в выходящих в Советском Союзе книгах, информацию о зарплате советских людей, и эту информацию оттуда вычёркивала. Это считалось государственной тайной. Частой формой поощрения за особые успехи в труде являлись не денежные вознаграждения, а различного рода грамоты, вымпелы, переходящие красные знамёна и прочая советская атрибутика.

Система социального обеспечения была несправедливой и не обеспечивала достойного уровня жизни. При месячной зарплате в 100 и более руб. размер пенсии составлял 50% от заработка, но не менее 55 руб., а максимальная пенсия по возрасту на общих основаниях не могла превышать 120 руб. Средняя пенсия колхозников в 80-е годы составляла около 35 рублей.

Для людей с ограниченными возможностями практически не создавалось условий для полноценной жизни. Большинство из них были просто выброшены из общества.

Ниже представлены некоторые документы Московской Хельсинкской группы, подготовленные в конце 70-х годов прошлого века, в самые что ни на есть застойные брежневские времена, которые многим нашим современникам представляются недостижимым идеалом благополучия.

* * *

Документы Московской Хельсинкской группы

Право на труд

Документ № 85

Советская государственная пропаганда настойчиво уверяет, что так называемые социально-экономические права человека имеют главенствующее значение перед правами гражданскими и политическими.

При этом утверждается, что в СССР, в отличие от стран «свободного мира», социально-экономические права полностью обеспечены. Этот пропагандный шквал, достигая Запада, создает впечатление об СССР как об обществе всеобщего благоденствия, в котором построен так называемый «развитой социализм» и осуществляется принцип высшей социальной справедливости: «от каждого по его способностям, каждому — по его труду».

Главным доказательством всеобщего благополучия в обществе выставляется отсутствие в стране безработицы. Однако все эти заверения есть не что иное, как пропагандистский камуфляж. На самом деле право на труд, на благоприятные условия труда и на справедливое за него вознаграждение — далеко от повсеместного обеспечения. Все четыре пункта ст. 23 Всеобщей декларации прав человека — не выполняются.

Заработная плата рабочих и служащих крайне низка. Официально называемая средняя заработная плата по стране, 161 рубль в месяц,— есть величина статистическая, но даже она, при нынешнем уровне инфляции и росте цен, едва ли обеспечивает то, что следует называть «достойным человека существованием». Что же говорить о минимуме заработной платы, составляющем 70, а в отдельных районах 60 рублей в месяц? О низком уровне зарплаты говорит тот факт, что в советской семье, как правило, вынуждены работать все ее взрослые члены, включая часто пенсионеров по старости. О том же свидетельствует и такое широко распространенное явление как «шабашки» и хищение с предприятий. Уходит рабочий с молочного завода — выносит масло, сливки; со спиртового — фляжку спирта; с лесообрабатывающего — доску. Ситуация, в которой рабочие вынуждены «добирать» таким образом то, чего не додает им государство, порождает серьезную моральную проблему, вызывая у рабочих чувство душевного разлада, способствуя распространению в обществе лжи и лицемерия.

Следует сказать, что видимый достаток, которым обладает какой-то процент рабочих семей, довольно часто создается именно за счет нетрудовых доходов. Уровень «чистой» заработной платы подавляющего большинства рабочих и служащих в СССР таков, что позволяет лишь еле-еле сводить концы с концами. Это является, пожалуй, главной причиной снижения в стране роста народонаселения.

В СССР существует произвол в заработной плате. Непомерно велик разрыв между минимальной зарплатой, которую получает значительная часть населения, и максимальной заработной платой у отдельных групп (высшие партийные и государственные работники, генералитет, академики и др.). Эта зарплата может быть в 10–20 и более раз выше минимума.

Неоправданна разница в заработной плате у рабочих различных отраслей и министерств. Практикуется разная оплата за равный труд в центре и на периферии. Например, расценки на ткацких фабриках в Московской области значительно выше, чем в соседних с нею Владимирской и Ивановской областях, хотя нормы выработки — ниже. Особой привилегией пользуется Москва, где зарплата отдельных категорий рабочих и служащих намного выше, чем в провинции.

Неравенство в заработной плате увеличивается за счет неудовлетворительного снабжения периферии продуктами питания. Если москвич покупает основные продукты в государственной торговле, то житель провинции вынужден приобретать их на местном рынке втридорога и далеко не в таком ассортименте. Все это ведет к развитию у населения чувства естественной зависти и антагонизма по отношению к жителям «коммунистического города» Москвы.

Наиболее низко оплачиваются рабочие непроизводственной сферы, служащие государственных учреждений, работники службы быта, торговли, медицины, просвещения, культуры. Не обеспечивают «достойного существования» пенсии, выплачиваемые по старости, инвалидности, в случае потери кормильца.

В стране существует, хотя это слово никогда не произносится вслух, подлинная бедность значительной части населения. Точное число семей, которые следовало бы назвать бедными, не поддается учету, поскольку порог бедности в СССР официально не определен. Прожиточным минимумом полуофициально считается 50 рублей на человека в месяц (если исходить из того, что только в таких семьях, где доход на каждого члена ниже 50 рублей в месяц, назначается дополнительное пособие в размере 12 рублей на каждого ребенка до 8 лет), хотя фактически эта сумма не порог бедности, а порог нищеты. Далеко ниже этого порога живут отдельные многодетные семьи, пенсионеры, матери-одиночки.

В СССР распространена и, мало того, пользуется популярностью у рабочих, поскольку им кажется, что только здесь, в отличие от почасовой оплаты, они могут заработать,— система сдельной оплаты труда, которая в развитых странах давно уже дискредитирована как «потогонная» и с которой активно борются западные профсоюзы.

На советских предприятиях, может быть, за немногим исключением в виде предприятий особо важного значения, оборонных и т.н. «образцово-показательных»,— плохая организация труда, низкий уровень санитарно-гигиенических условий и техники безопасности, высокий производственный травматизм. При этом случаи производственных травм скрываются администрацией, акты о них составляются неохотно, администрация идет даже на то, что выставляет пострадавшему «рабочие часы», лишь бы не числить его травмированным по вине производства.

На многих участках (строительные, дорожные работы и др.) применяется тяжелый физический труд, на который по причине низкой оплаты и «не престижности» работы идут в основном женщины.

Женщины с носилками для бетона на строительных лесах, женщины в оранжевой униформе с лопатами и с ломами в руках на полотне железной дороги — одна из безобразнейших картин советской действительности.

На советских предприятиях грубо нарушается трудовое законодательство. Широко практикуется, особенно в дни авралов по «вытягиванию» плана, скрытая, не регистрируемая сверхурочная работа, чем нарушается закон о длительности рабочей недели. Эти переработки часто не оплачиваются, поскольку рабочие вроде бы и так заинтересованы: «Дадим план — будут премиальные».

Привычной формой бесплатного труда стали обязательные «субботники», общесоюзные и местные, а также направление людей, включая пенсионеров и школьников, на работу в колхозы, совхозы, на овощехранилища и т. п.

Совершенно не нормирован рабочий день у сельскохозяйственных рабочих в колхозах. У них нет оплаченных отпусков. Ввиду того, что колхозникам крайне трудно выйти из колхоза и куда-то переехать, эти люди превращены фактически в государственных крепостных.

Всякий конфликт рабочего с администрацией, выступление с критикой, попытка защищать свои права — чреваты серьезными последствиями. В руках администрации немало средств воздействия на рабочего — лишение премии, лишение тринадцатой зарплаты, снятие с очереди на квартиру, отказ в путевке в санаторий и, наконец, увольнение. Администрация имеет широкую возможность увольнять неугодных рабочих, так как в законодательстве отсутствует четкая конкретизация причин увольнения.

В СССР резко ограничен свободный выбор рабочим места работы. Средством закрепощения и дискриминации рабочих служит отсутствующая на Западе система обязательных трудовых книжек, которая является как бы продолжением всеобщей паспортной системы. Поскольку в трудовую книжку заносятся причины увольнения, почему-либо порочащие рабочего (например, запись об увольнении в связи с судимостью), такая книжка становится для ее владельца волчьим билетом. В то же время поступить на работу без трудовой книжки — нельзя.

Ограничивает свободный выбор работы и постыдная система прописки, т.е. отсутствие у населения возможности выбирать место жительства по своему усмотрению.

Несмотря на видимую нехватку рабочей силы, на объявления «требуется», т.е. на формальные признаки отсутствия безработицы, в СССР существует скрытая безработица — когда из-за резкого недостатка жилья, ограничений в месте жительства, отсутствия накоплений человек вынужден наниматься на работу, не отвечающую ни его желанию, ни образованию, ни квалификации. К этому же понужда-ет аморальная статья Уголовного кодекса о тунеядстве, т. е. обязанность под угрозой тюрьмы оставить поиски нужной работы и устраиваться на любую.

Можно считать, что наряду со скрытой в СССР есть и явная безработица. Если в западных странах безработным считается тот, кто не работает 2 недели, то в СССР всегда имеется огромное и неучитываемое количество людей, не работающих по много месяцев (да хотя бы те 4 месяца, что «дозволены» законом о тунеядстве). В то же время в СССР отсутствуют какие-либо пособия по вынужденной безработице. Увольняемый с предприятия, скажем, по сокращению штатов, рабочий получает единовременное пособие в размере двухнедельного заработка, и это — все.

Если бы к СССР применить выработанные многолетней практикой рабочего движения представления о безработице, которые существуют на Западе, то миф о стране, не знающей безработицы, был бы развеян.

Наибольшим нарушением прав рабочих и служащих является отсутствие у них реальной возможности защищать свои интересы. В советском законодательстве нет права на забастовку, любая попытка коллективного выступления жестоко подавляется. Имеющиеся в СССР отраслевые профсоюзы есть по сути образование партийно-государственное, они не являются организацией рабочих для борьбы за повышение уровня жизни и улучшение условий труда.

Еще к Ленину восходит определение профсоюзов как «приводных ремней» от партии к массам. В настоящее время они превращены в инструмент прямого подчинения трудящегося населения.

Профсоюзы в СССР занимаются вопросами производства, выполнения плана, укрепления трудовой дисциплины, воспитательной и идеологической работой (недаром они называются «школой коммунизма») и лишь в самом ничтожном объеме защищают интересы рабочего.

Одним из свидетельств сказанному стало немедленное подавление властями попытки создания группой рабочих в 1977–78 гг. нескольких независимых ассоциаций по защите своих прав.

Организаторы первого такого объединения (ноябрь 1977 г.), так называемого Свободного профсоюза трудящихся, В.А. Клебанов, В.Т. Поплавский и другие были репрессированы, многие подвергнуты заключению в психиатрические больницы.

Развернуты репрессии и против Свободного межпрофессионального объединения трудящихся (СМОТ; ноябрь 1978 г.), в частности, недавно арестован один из его основателей Л. Волохонский.

Между тем, право создания независимых ассоциаций трудящихся для защиты своих интересов, гарантированное как советским, так и международным правом неоспоримо, и попытки создания таких ассоциаций будут, несомненно, продолжаться.

Говоря о нарушении социально-экономических прав человека в СССР, мы подчеркиваем, что обеспечение этих прав не может быть осуществлено без предварительного обеспечения политических и гражданских прав, в первую очередь — права на свободу слова, печати, объединений, профсоюзов.

Мы приветствуем недавнее решение МОТ сделать официальный запрос правительству СССР в связи с репрессиями против членов независимых профсоюзов и ее намерение добиваться обстоятельного ответа по этому поводу. Заявление представителя СССР на недавней сессии МОТ в Париже, что В.А. Клебанов и другие основатели независимых профсоюзов — «безответственные и психически неуравновешенные люди», является не только намеренной дискредитацией, но и попыткой замолчать наличие серьезных нарушений социально-экономических прав в СССР.

21 апреля 1979 г.

* * *

Социальное обеспечение

Документ № 37

В ст. 22 Всеобщей декларации прав человека говорится, что «каждый человек, как член общества, имеет право на социальное обеспечение».

В ст. 9 Пакта об экономических, социальных и культурных правах устанавливается «право каждого человека на социальное обеспечение, включая социальное страхование».

Ст. 43 Конституции СССР широко декларирует право граждан на материальное обеспечение в старости, в случае болезни, инвалидности и потери кормильца.

В настоящем документе мы, не давая полного анализа системы социального обеспечения в СССР, останавливаемся лишь на двух вопросах, наиболее актуальных: праве на пенсию в зависимости от трудового стажа и размерах пенсий.

1. Основным видом социального обеспечения по старости и инвалидности являются пенсии по социальному страхованию. Рабочие и служащие не платят страховых взносов, считается, что пенсии выплачиваются за счет государства. Однако в действительности средства социального страхования образуются из определенного процента от фонда заработной платы, вносимого предприятиями и учреждениями. В статье профессора-экономиста Л. Бляхмана (журнал «Молодой коммунист» № 6 за 1968 г.) приведен такой расчет: из каждого рубля созданной работником стоимости 55 коп. выплачиваются ему в виде заработной платы, а 45 коп. поступают в общественные фонды потребления.

Вот часть этих фондов «общественного потребления» и составляет средства социального страхования, из которых и выплачиваются пенсии по старости и инвалидности (кроме инвалидности вследствие трудового увечья).

При такой системе социального страхования многочисленные категории трудящихся вовсе не имеют права на пенсионное обеспечение.

а) В стаж работы, дающий право на пенсию, не засчитываются годы труда в местах лишения свободы (т.е. труд заключенных).

При установленных законом длительных сроках лишения свободы десятки, если не сотни, тысяч людей, освободившихся из мест заключения не получают пенсий «из-за отсутствия достаточного трудового стажа», хотя они долгие годы трудились в тяжелых условиях заключения.

б) Не имеют права на пенсию кустари, которые трудятся всю жизнь и создают материальные ценности, но не причисляются к категории рабочих и служащих.

в) Не назначаются пенсии бывшим колхозникам, которые прекратили работу в колхозе до издания закона о пенсиях для колхозников (1964 г.) и стали престарелыми или инвалидами, не «заработав» трудового стажа в качестве рабочих и служащих.

д) Не получают пенсий многие люди, не имеющие по тем или иным причинам возможности подтвердить строго официальным (установленным законом) способом наличие у них необходимого стажа работы.

е) Наконец, не получают пенсии престарелые или инвалиды, которые по тем или иным причинам не имеют требуемого законом стажа работы. Установленные законом случаи назначения так называемых пропорциональных пенсий (при неполном стаже) по старости требуют ряда условий (например, наступления пенсионного возраста в момент работы по найму и т.д.). Размеры этих «неполных» пенсий, как правило, ничтожны.

Строгая секретность статистики лишает нас возможности определить количество людей, не получающих пенсии по социальному страхованию, но не подлежит сомнению, что эта проблема актуальна не для единиц, а для значительной массы граждан СССР.

2. По данным Научно-исследовательского института труда, прожиточный минимум в СССР составляет 50 рублей на человека в месяц (это подтверждается Постановлением Совета Министров от 25 сентября 1974 г. о назначении пособий детям в малообеспеченных семьях, где совокупный доход на члена семьи не превышает 50 рублей. Кстати, это пособие составляет 12 руб. в месяц на одного ребенка и выплачивается только до восьмилетнего возраста).

Нет сомнения, что этот «прожиточный» минимум — это минимум на грани нищеты.

Однако установленный законом размер минимальных пенсий стоит за гранью и этого уровня нищеты.

Минимальный размер пенсий по старости — 45 руб. в месяц, это полная пенсия, пропорциональная, т. е. при неполном стаже — значительно ниже.

Минимальный размер пенсии для инвалидов второй группы — 45 руб. в месяц, а третьей группы — 21 руб. в месяц (при инвалидности, наступившей вследствие трудового увечья или профзаболевания, пенсии несколько выше).

Минимальные размеры пенсий нетрудоспособным членам семьи, потерявшей кормильца, составляют: 23 руб. в месяц на одного члена семьи; 45 руб. в месяц на двух членов семьи и 70 руб. в месяц на 3-х и более членов семьи.

Если умерший кормилец семьи не имел полного трудового стажа, то минимальная пенсия на одного члена семьи составляет 5 руб. в месяц; на двух членов семьи — 11 руб. в месяц; на 3-х и более членов семьи — 17 руб. в месяц.

Принятый в 1964 году закон о пенсиях для колхозников устанавливает при наличии определенного стажа работы в колхозе минимальные пенсии в размерах от 16 руб. до 35 руб. в месяц (в зависимости от степени утраты трудоспособности и других условий).

3. Республиканскими законодательствами для отдельных групп нетрудоспособных граждан, не имеющих права на пенсию по социальному страхованию, предусмотрена выплата ежемесячных пособий. Условия выплаты этих пособий резко ограничивают контингент лиц, получающих эти пособия, а размеры самих пособий (от 8 до 16 руб. в месяц) — ничтожны.

4. Нельзя не упомянуть и еще об одном виде «социального обеспечения», установленного законом: пособиях для матерей-одиночек (т. е. для женщин, не состоящих в замужестве, при неустановленном судебным порядком отцовстве, дающем право на получение алиментов).

Государственные пособия одиноким матерям выплачиваются в следующих размерах: на одного ребенка — 5 руб. в месяц (стоимость 15-ти литров молока!), на двух детей — 7 руб. 50 коп. в месяц, на трех и более детей — 10 руб. в месяц.

* * *

Краткий и далеко не полный обзор некоторых актуальных вопросов социального обеспечения в СССР свидетельствует о наличии в СССР значительных групп нетрудоспособных граждан, которые не получают никаких пенсий и пособий, и еще более многочисленных групп престарелых, нетрудоспособных и детей, получающих пособия, не обеспечивающие даже минимального — по советским нормам — жизненного уровня.

Поскольку экономические права, в том числе и право на удовлетворительный жизненный уровень инвалидов, престарелых и их нетрудоспособных членов семей (в том числе детей), являются неотъемлемой частью гражданских прав человека, Группа содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР считает своей обязанностью обратить внимание государств, подписавших Хельсинкские соглашения, на массовые, санкционированные действующим законодательством нарушения прав нетрудоспособных советских граждан.

9 марта 1978 г.

* * *

О положении инвалидов

Документ № 38

Настоящим обращением Группа содействия выполнению Хельсинкских соглашений в СССР обращает внимание советского правительства и международной общественности на необходимость создания в СССР свободной и независимой ассоциации инвалидов труда, детства, случая и общего заболевания, имеющих тяжелые поражения двигательных функций, может быть, такого же типа, как существующие в СССР Всесоюзное общество слепых и Всесоюзное общество глухонемых.

Неоднократные попытки группы активистов (из среды этих инвалидов) получить разрешение на создание своей общественной ассоциации натолкнулись на категорическое запрещение директивных органов. Считается, что вся забота об этих инвалидах должна осуществляться Министерством социального обеспечения.

Фактически же эти инвалиды находятся в бедственном и унизительном положении людей беспомощных, постоянно нуждающихся в помощи, без надежды получить эту помощь по самым существенным вопросам. Их жизнь — замкнутый круг разобщенной, одиночной, постоянной борьбы за существование далеко за пределами уровня бедности.

Чиновники Министерства социального обеспечения или не понимают и не хотят понять всей сложности проблемы возвращения инвалидов к полноценной жизни, или не могут решить эту проблему и сами становятся непреодолимым барьером к ее решению.

Поэтому инвалиды перечисленных выше категорий в СССР фактически лишены права на достойную работу, образование, отдых, хорошее питание, лечение (слишком дороги для инвалидов-пенсионеров лекарства), нормальную личную жизнь, физическую подготовку и спорт (в частности участие в международных инвалидных Олимпийских играх).

Самые тяжелые категории инвалидов — с поражением двигательных функций — вообще фактически лишены права на самостоятельное передвижение, в отличие от положения в других развитых в техническом отношении стран, где выпускаются целые серии «механических помощников» и приспособлений, позволяющих инвалиду с известной долей самостоятельности передвигаться и дома, и на улице, различные варианты управления инвалидным мото- и автотранспортом.

У нас протезирование, ортопедия, разработка механических приспособлений находятся на чрезвычайно низком уровне по сравнению с мировыми стандартами.

Особенно значительна проблема транспорта. Мотоколяски убоги и ненадежны. Не разрабатываются новые модели с учетом особенностей разных форм инвалидности. Цены на автомашины для инвалидов спекулятивно завышены и, как правило, недоступны (льготная стоимость отменена). Эксплуатация и ремонт мотоколясок и автомашин труднодоступны и дороги. Запасные части часто в дефиците. Бензин слишком дорог для людей, пенсии которых ничтожно малы. Общественный транспорт по своей конструкции недоступен для пользования большинству инвалидов.

При новом строительстве жилищ не учитываются нужды инвалидов с поражением двигательных функций, не переоборудуются существующие жилища и не строятся специально приспособленные для таких инвалидов квартиры и дома (напр., инвалид в коляске не может въехать в туалет, в ванную комнату, не может подняться по ступеням до лифта и т.д.).

Все было бы иначе при существовании свободной общественной ассоциации инвалидов с поражением двигательных функций, входящей в международную инвалидную организацию. Всесоюзное общество слепых и Всесоюзное общество глухонемых с налаженной системой образования, со своими разветвленными специальными производственными предприятиями — не только дают заработок инвалидам, но и способствуют их активному участию в жизни, помогают сохранять чувство собственного достоинства. В то же время, как известно, ВОС и ВОГ делают труд слепых и глухонемых экономически полезным и выгодным для государства.

Создание ассоциации инвалидов с поражением двигательных функций, ассоциации, которая позволила бы инвалидам объединить усилия одиноких, беспомощных людей, помогла бы возвратить к жизни сотни и сотни тысяч инвалидов, влачащих горькое существование,— это проблема огромного морально-нравственного значения.

Связи такой ассоциации с международными организациями инвалидов дали бы возможность в рамках культурного и технического обмена (устройство выставок протезов, технических приспособлений и спортивного оборудования для инвалидов, участие в разработке международных пактов об обязательных нормах мероприятий по реабилитации и возвращению инвалидов к активной жизни и т. д.) приблизить жизнь наших инвалидов к уровню жизни полноценных людей.

Отказ в разрешении на создание такой ассоциации противоречит Декларации прав человека и Конституции СССР.

Одновременно мы призываем инвалидов не мириться со своим унижающим человеческое достоинство положением, не дожидаясь помощи со стороны, организовывать свои инициативные инвалидные группы взаимопомощи, которые в будущем станут костяком свободной общественной инвалидной ассоциации.

9 марта 1978 г.

Смотри также:

Документы Московской Хельсинкской группы

Эпоха Брежнева глазами современника

Неравенство в СССР было системой

Мифы о СССР — о том, как там якобы было хорошо

Заполнялась и такая анкета…

Не имеют права на паспорт 37 процентов граждан

Как убегали из Советского Союза

Вплавь из СССР: самый дерзкий побег, о котором долгое время молчали

Один в океане (Видео)

Первый суд над Иосифом Бродским

О том, как праздновали пасху в советские времена

Запрещённые книги русских писателей и литературоведов 1917-1991

Запрещённые книги: что нельзя было прочитать легально в СССР?

Список запрещенных групп от Министерства культуры СССР

Что делали с произведениями деятелей культуры, покинувших страну

Краткая история джинсов в СССР

СССР скрывает правду о чернобыльской аварии

«Совершенно секретно: Чернобыль запретить!»

Магазины «Берёзка» — оазисы капиталистического рая в Советском Союзе

Питание в СССР в «Эпоху застоя» (1960-1980 гг.)

Послушайте дочь советского товароведа (о качестве продуктов в СССР)

Вырезка и кости. Хроники московского быта (Видео)

Страна спекулянтов. Хроники московского быта (Видео)

«Цены находятся в СССР на относительно высоком уровне». Сколько зарабатывала советская власть на нуждах советских граждан

Дикий AD коммунальных квартир

Практика родовспоможения в Советском Союзе: воспоминания очевидцев

Карательные акушерство и гинекология в СССР

История инакомыслия в СССР

Эпоха развитого социализма в великолепных фотографиях Владимира Соколаева

Подборка антисоветской живописи разных лет

Леонид Броневой: не смейте, не смейте тосковать по аду — помнить нужно добро, а не зло!»

От еды по карточкам до абортов: повседневная жизнь советского человека

Статьи в Википедии:

Права человека в СССР

Пятая графа

Налог на бездетность

Уголовное преследование мужеложства в РСФСР

Товарищеский суд

Цензура в СССР

Хронология советской цензуры

Главное управление по делам литературы и издательств

Спецхран

Иностранное радиовещание на территорию СССР

Социалистический реализм

Идеологический контроль в советской науке

Самиздат

Неофициальное искусство СССР

Прописка

Лимит прописки

101-й километр

Отказник (эмиграция)

Субботник

Привлечение к сельскохозяйственным работам граждан, занятых в других сферах экономики

Тунеядство

Товарный дефицит в СССР

Блат

Советский образ жизни

Октябрята

Всесоюзная пионерская организация имени В. И. Ленина

Советская номенклатура

Берёзка (сеть магазинов)

Диссиденты в СССР

Правозащитное движение в СССР

Хроника текущих событий


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: